Софт. Хаггис софт. Мир софта.
  • студийная вспышка
  • оборудование фотостудии

мир софта

салон красоты балаяж москва знаменка

Триумф дилетантизма или крах «авангарда»? 4 ноября в Малом зале Консерватории состоялся очередной концерт молодых композиторов. В нем принимали участие не только студенты, но и их педагоги — С.А.Загний, Е.В.Щербаков и Д.В.Дианов. Не все слушатели дождались финального номера — «Хорала для органа» самого метра А.С.Лемана, памяти которого и был посвящен концерт. Причиной этому послужила весьма обширная программа. Для ее исполнения потребовалось без малого три с половиной часа! На протяжении всего этого времени, без единого антракта, слушатель был подвержен наплыву диссонантных звуковых масс, свободно, часто без каких-либо закономерностей формообразования следовавших друг за другом. Непривычные к так называемой «новой» музыке люди вынуждены были покидать зал. Наряду с типичными по составу произведениями (квартетами, сольными пьесами для фортепиано, виолончели, кларнета, органа) прозвучали довольно неожиданные жанровые разновидности. Например: «Квартет для струнных с саксофоном» А.Арсоева и, что наиболее любопытно, «Концерт для фортепиано с оркестром» А.Коноваловой, фортепианная версия которого не давала ни единого намека хоть на какуюнибудь оркестровую звучность. Многообразием стилей молодые композиторы так же не баловали слушателя. В ходу были изрядно поднадоевшие авангардные приемчики, некоторое количество безмерных, очевидно «философских» длиннот, а иногда и сниженная, местами откровенно эстрадная, а то и джазовая манера интонирования. Наиболее тяжелой для восприятия была музыкальная материя, сотканная из об- рывков плохо организованных интонационных комплексов. Последующее редко вытекало из предыдущего. Таким образом, стиралась грань между экспозиционными и развивающими разделами формы, что порой наводило на мысль об отсутствии той или иной композиционной идеи, не говоря уже о психологической стороне музыки. Более всего в таких концертах огорчает дух дилетантизма, который, подобно бактерии, поражает чуть ли не весь композиторский факультет. Однако же, не берусь взять на себя ответственность полного отрицания достижений юных последователей «новой музыки».